Душан Угрин: мой путь

22.01.2015

Интервью главного тренера ФК «Динамо-Минск» Душана Угрина газете «Прессбол» (№9 (3577) от 22.01.2015
 

 

 

 

— Вы весь в работе. Много забот сейчас?
— Особых проблем нет, но нужно проделать огромную организационную работу. И притом быстро, уже в субботу надо лететь в Турцию, а до того времени уладить множество вещей. В первую очередь определить, кто едет с нами на сбор, а кто нет. Мне, только начав работать с командой, это пока сложно. Надо быстро вникать в процесс, познакомиться со всеми, приспособиться. Много всяких бумаг, документов, но ничего страшного — так везде.


— Уже есть новости: кого берете на сбор, кого оставляете дома?
— Все, кто тренируется с основной командой, поедут с нами в Турцию. Возьмем и некоторых молодых футболистов. Не могу тебе сейчас назвать фамилии — очень сложно всех запомнить. Всего, думаю, в выездном составе будет около 25-26 игроков.


— А в целом, игроков по именам уже выучили?
— Ну, начинаю понимать, кто есть кто. Но на первых порах сложно. Дайте мне еще неделю-другую.


— Вы на самом деле не читали свой контракт?
— Да нет, это была шутка. Читал, конечно.


— Когда "Динамо" сделало вам предложение, что решили узнать о клубе или Минске в первую очередь?
— Единственное — это цели, которые ставит перед собой команда. Знал, что "Динамо" — большой клуб, очень известный в Восточной Европе, да и вообще, на континенте. Только это. Все остальное второстепенно. Во-первых, я приехал в Беларусь работать. Во-вторых, мне нравится во всем быть первым, и работать с клубами, которые претендуют на самые высокие места. "Динамо" из таких. Если бы я чувствовал, что мы не сможем бороться за чемпионство, не подписывал бы контракт.


— Вы зашли на страницу "Динамо" в "Википедии" и увидели список тренеров, возглавлявших клуб. Ваша реакция?
— Да, их много. Однако не обращаю на это внимания. В этом аспекте думаю лишь о себе — насколько долго я здесь задержусь. Все, что было, — неважно. Когда я приходил в тбилисское "Динамо", там была приблизительно такая же ситуация. Такова тренерская жизнь, с этим надо смириться.


— И вы ведь в курсе, что в "Динамо" не дают второго шанса? Что результата ждут сиюминутно?
— Да. В каждом клубе, который я возглавлял, мне говорили ровно то же самое. Разумеется, для тренера это очень сложно. Однако в контракте стоит моя подпись — значит, я согласен работать на таких условиях. И подпись руководителей "Динамо" — значит, мне в этом доверяют. В итоге, думаю, все будет зависеть от результатов команды. Это единственный показатель. Будет он хорошим — и со мной все будет "окей", если нет... Конкретных сроков и условий, вроде "если летом команда не будет идти на первом месте, ты уволен", передо мной не ставили. У нас есть одна цель — чемпионство. Ну а если говорить о более близкой перспективе — надо хорошо стартовать.


— На вчерашней пресс-конференции вы мне показались довольно открытым человеком. Это на самом деле так?
— Абсолютно! Со мной свободно можно говорить и футболистам, и журналистам. Просто нужно при этом понимать, что существует и определенная информация сугубо для внутреннего пользования.


— В общем, полная демократия?
— Ну, я бы не называл это "демократией". У меня есть начальник — владелец клуба. Есть подчиненные — футболисты. Внутри коллектива есть определенные правила, которые нужно выполнять. Имею в виду то, что мы можем открыто говорить обо всех вещах. Такой принцип старался продвигать во всех командах, где работал — нужно быть вместе.


— Ну, а вы можете, к примеру, наорать на игроков?
— Да, порою кричу. Когда злюсь или очень недоволен. Хотя, в общем-то, не должен этого делать. Это последняя мера, к которой я прибегаю. В моем понимании клуб — как семья, и футболисты — ее часть. И я не привык кричать на членов своей семьи. Надеюсь, они будут понимать нормальную речь.


— Когда вы смотрели матчи "Динамо" в прошлом сезоне, отмечали про себя: "Вот этот игрок мне нужен"?
— Что касается футболистов, мы обсуждали состав команды со спортивным директором Вуком Рашовичем, и потихоньку пришли к единой концепции. Да, я видел матчb прошлого сезона, но не хочу копировать игру команды под руководством моего предшественника. Безусловно, что-то в прошлогоднем "Динамо" мне нравилось, подмечал это. Были вещи, с которыми не был согласен. Но это нормально, так и должно быть. Однако у меня будет свой путь, и его я начну с нуля.


— Какая модель игры будет у вашего "Динамо"?
— Обычно использую одну из двух схем: "4-4-2" (в "развернутом" виде "4-1-3-2") или "4-2-3-1". Все зависит от исполнителей, которые у нас есть на каждой из позиций. Пока мы скрупулезно работаем над поиском новых футболистов. Вот подписали Бечирая. Пока все. Остальные новости — не раньше, чем завершится первый турецкий сбор.


— Расскажите все-таки про Игоря Стасевича. Мне он говорил, что "Динамо" не было в нем заинтересовано.
— У клуба интерес был. А вообще, не хотел бы говорить о футболистах, которые в "Динамо" не играют. Давай тему Стасевича закроем.


— В последнее время в белорусском футболе выросло количество балканских футболистов. Спортивный директор "Динамо" — серб. Стоит ожидать, что его соотечественники появятся и в команде?
— Не знаю. У нас есть некоторые соображения на этот счет. Вообще же, мы ищем подходящих игроков по всему миру, а не в каком-то одном регионе. Работаем с Вуком в этом направлении очень тесно, каждый день общаемся, обсуждаем планы. Кто нам нужен, кто нет. Сравниваем точки зрения, и находим золотую середину. В общем, мы... как это по-русски? Команда!


— Как вам Стайки?
— Нормальная база. Здесь хорошие условия для тренировок, и есть все необходимое для подготовки команды. Однако видишь же, какая погода. Поэтому нам нужны три сбора в Турции.


— У нас некоторые команды и одного выезда за границу не могут себе позволить...
— Да, в Чехии приблизительно такая же ситуация. Кто-то готовится за рубежом, кто-то дома. Все зависит от финансовых возможностей.


— Вы ведь знаете белорусские экономические проблемы?
— Если честно, не в курсе. Видел, что в России происходит, а насчет Беларуси не знаю. Не сталкивался.


— В интервью часто принято спрашивать о так называемых "правилах жизни". Какое у вас главное правило?
— Их, вообще, не много. Главное — делать то, к чему лежит душа. Вот у меня была цель — работать футбольным тренером. И уже 23 года занимаюсь именно этим, при этом постоянно стремлюсь быть первым, выигрывать. Правила... Скажем так: быть открытым для всех. Хотя понимаю, что не все люди могут ответить тем же.


— Вы сменили не мало клубов. Легко проходите адаптацию в новых городах и странах?
— Да, никаких проблем. Уже давно работаю вдалеке от родины. А футбол везде похож, разве что есть частные организационные моменты, в которые нужно вникать. Что касается нефутбольной жизни, то она у меня простая. В основном провожу время дома, только выхожу куда-нибудь поесть, поскольку сам не готовлю. Здесь тоже чувствую себя нормально. Единственная сложность — время на два часа отличается от чешского, не могу выспаться. Летом будет один час? Ну, это намного лучше.


— По Праге скучаете?
— Конечно, мне дорог этот город. Я там родился, провел значительную часть жизни. Там мои близкие. Но Минск — тоже очень хороший город. Был приятно удивлен, когда приехал сюда в первый раз. Многое отреставрировано, современные здания. Центр вообще как маленький Париж...


— Чего из чешской жизни вам не хватает больше всего в других странах: еда, пиво?
— Ха! Пиво я, конечно, пью, но очень мало. Вообще, ни по чему особенно не скучаю. На это нет времени. Разумеется, не хватает моей семьи, которая осталась в Праге. Без них сложно. И им тоже, но родные понимаю, что таковы особенности моей работы.


— Как поживает ваш отец?
— О, он сейчас в Омане, в отпуске. Не разговаривал с ним последнюю неделю — столько дел. Он в порядке. Завершил тренерскую карьеру, теперь на пенсии, однако в Праге есть небольшой бизнес. Готовится справить день рождения — 5 февраля ему будет 72.


— Прекрасно помню финал EURO'1996. Искренне переживал за чешскую команду...
— Ну, таков футбол. Жаль, что не удалось выиграть титул. Хорошее, вообще, было время для чешского футбола. Один из лучших периодов в истории. У нас были отличные игроки: Поборски, Шмицер... Великолепная команда!


— А чем вы тогда занимались? Между финалом вашей игровой карьеры и стартом тренерской — 10 лет...
— Когда закончил играть, тренировал юношеские команды. Но занимался этим по вечерам. В течение десяти лет у меня было две работы. Сначала был учителем, затем трудился в одной рекламной компании. Было непросто: приходилось начинать день в восемь утра, а домой приходить к десяти вечера.


— Ваша карьера прошла не в самых громких клубах...
— Ну что тут сказать — я никогда не был суперфутболистом.


— В том, что вы стали тренером, есть заслуга отца?
— Безусловно, он оказал влияние. Однако благодарен ему за то, что давал делать так, как сам считал нужным, искать свой путь. Похожи ли мы? Во многом да: в принципах подготовки футболистов. Разве что я более агрессивен. Отец спокоен, все-таки возраст, опыт. Мы часто говорим о футболе: обсуждаем тактику, психологию футболистов. Постоянно на связи.


— Может, расскажете еще что-нибудь, чего мы о вас не знаем?
— Ой, обо мне лучше не говорить. Это будет скучно и никому не интересно. Я — человек семейный, почти все время провожу дома. У меня, кстати, четверо детей. Они сейчас все в Праге. Планирую, что семья приедет в Минск, но не знаю, когда это будет возможно. Есть много организационных проблем. Одну только визу получить чего стоит.

 

Автор: Сергей Азаркевич, Прессбол, №9 (3577), 22 января 2015
 

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться на сайте
Новости по тегам