Креол из Фритауна

24.12.2013

Недавно минское “Динамо” пополнилось экзотическим легионером. Двухлетний контракт с командой подписал защитник сборной Сьерра-Леоне Умару БАНГУРА. 26-летний африканец уже давно выступает в Европе. В 18 лет он оказался в английском “Уотфорде”, но быстро перебрался в Норвегию, где защищал цвета “Хенефосса” и “Хаугесунда”.

 

- Доволен, что перешел в «Динамо»?
- Да, очень рад. Надеюсь помочь команде успешно выступить в следующем сезоне. Я профессиональный футболист, и это новый вызов в моей карьере.

– Ты уже побывал в Минске. Какие впечатления от города?
– Ну, я приезжал всего на пару дней. Холодно! Но ничего страшного. Моя задача — выполнять свою работу. А вообще город красивый, мне понравился.

– Что знал о Беларуси раньше?
– Ха, только название. А так — ничего особенного. О вашем футболе никакого представления не имею. Хотя о «Динамо» слышал. Помню, несколько лет назад оно приезжало в Норвегию, где встречалось с «Тромсе». Ну, и еще видел два или три матча БАТЭ — в Лиге Европы и даже в Лиге чемпионов.

– Не так давно в составе динамовцев выступал Брюно Мбанангой из Габона. Может, знаешь его?
– Лично — нет. Так, слышал фамилию.

– Последние семь лет ты выступал в Норвегии. Чему научился в этой стране?
– Узнал, что такое профессиональный футбол. Ведь попал в Европу совсем юным игроком. А в Сьерра-Леоне футбол в основном любительский. Нормальных команд всего четыре или пять.

– Почему теперь решил перебраться в Беларусь?
– В футболе так бывает — хочется попробовать чего-то нового.

– Наверное, в Норвегии привык к морозам?
– Да. В Сьерра-Леоне друзья говорили мне в шутку: «Как ты живешь в этой Норвегии? Там же так холодно!». А теперь они называют меня сумасшедшим — ведь я перебрался из одной холодной страны в другую.

– Вообще в Европе африканцу адаптироваться тяжело?
– Не хватает родных и друзей, оставшихся дома. Зато в Норвегии мне никто не мешал жить. В Сьерра-Леоне популярность напрягает. Болельщики постоянно названивают. А выйдешь в город — народ вечно как уставится на меня! Многие подходят, начинают просить: дай мне то, дай это. Они думают, что все футболисты очень богаты. Это утомляет.

– Так ты знаменитость!
– Да, в Сьерра-Леоне я очень известен. Ведь постоянно выступаю за сборную.

– Летом тебя звали в английский «Кристалл Пэлас». Жалеешь, что трансфер не состоялся?
– Конечно. Был бы счастлив поиграть там. Это же Англия — мечта всех футболистов! Но «Хаугесунд» меня не отпустил. Норвежцы попросили доиграть до конца сезона. С ума сойти, не дали уехать! Я сильно расстроился.

– Знаешь, что в твоей новой команде тренеры меняются по два раза в год?
– Мне говорили. Но я за карьеру поиграл под руководством пяти или шести коучей. И отношения с ними складывались нормально. Я им нравился. Надеюсь, так будет и в «Динамо».

– Когда приедешь в Минск?
– Вылечу 14 января. А в Беларуси буду уже на следующий день – 15-го.

– Сейчас ты на родине?
– Да, во Фритауне. Это столица Сьерра-Леоне. Я родился и вырос здесь.

– Для нас это экзотика.
– Большой и красивый город. Население — около миллиона человек. К нам приезжают туристы — рядом океан, пляжи. Есть где провести время.

– У вас всегда жарко?
– О да! Тридцать градусов — это норма и зимой, и летом. Бывает и сорок. Очень, очень тепло!

– Люди бедные?
– Процентов шестьдесят — да. Но остальные сорок живут неплохо. Если есть деньги, можно чувствовать себя комфортно. К сожалению, у многих их нет. Бедных полно. Чтобы выжить в Сьерра-Леоне, надо быть сильным!

– Долгие годы в вашей стране шла гражданская война, закончившаяся в 2002-м. Как ты ее пережил?
– Боевые действия в основном велись в восточной части страны. Фритаун же находится на западе, на побережье Атлантики. Нас боевые действия затронули мало. Все-таки столица – это самое приличное место в Сьерра-Леоне. Хотя на несколько дней повстанцы захватили и ее. Но правительственные войска быстро их выбили. Правда, и за это время я увидел много плохого. Людей убивали на моих глазах.

– Ты тоже мог погибнуть?
– Наверное... Мне повезло! Да и всей моей семье тоже. Никто из близких, слава богу, не пострадал во время войны. Я вообще удачливый!

– В твоем активе больше тридцати матчей за сборную. А был ли у нее шанс пробиться на чемпионат мира?
– Может, и да. Но вообще это сложная задача. Надеюсь, в отборочном турнире следующего Кубка Африки выступим удачнее. Сейчас фокусируемся именно на этом турнире.

– В сборной Сьерра-Леоне чуть ли не половина футболистов носит фамилию Бангура. Эго твои родственники?
– Ха, нет. Просто моя фамилия, наверное, самая распространенная в стране. Это как в Англии много всяких Джонсонов.

– Кто самый знаменитый игрок из Сьерра-Леоне?
Мохамед Каллон. Он долго играл в Европе — в «Интере», «Монако»… Правда, сейчас Мохамед уже не играет за сборную. Вроде и хотел, но у него возникли разногласия с руководством федерации.

– Какие еще звезды есть в стране?
– Многие футболисты хорошо известны, но только в Сьерра-Леоне. За границей их особо не знают. Наверное, в любой стране так, и в Беларуси тоже. Но некоторые наши игроки более или менее популярны и за рубежом. Например, Кей Камара — он выступал в английских «Норвиче», «Мидлсбро», в американской МЛС.

– Википедия утверждает, что в Сьерра-Леоне население принадлежит к разным этническим группам — темнее, менде, лимба, локо и другим. Ну а ты какого племени?
– Я креол — или, как говорят у нас, крио. И мой родной язык тоже называется крио. А английский — это второй язык.

– Будешь учить русский?
– Хм, попробую! Но это тяжелая задача. Пока не знаю ни слова

Каментарыi

Для таго, каб пакінуць каментар, неабходна аўтарызавацца на сайце