Артур Едигарян: «Генрих Мхитарян смотрит игры минского «Динамо»

09.06.2015

Интервью Артура Едигаряна спортивному интернет-ресурсу by.tribuna.com

 

 

 

 

 

Материал Андрея Масловского, by.tribuna.com.
 

Артур Едигарян проходит в угол летней террасы кафе «Точка», присаживается у окна и заказывает морковный фреш. Официанта заказ не смутил. Видимо, привычное дело. Я же с подобным проявлением любви футболистов к овощам сталкиваюсь впервые. Обычно как-то по кофе да водичке, а тут фреш. Да еще и морковный.

– Я никогда не нарушал режим, – начинает полузащитник, откинувшись на спинку дивана. – До 18 лет меня очень строго контролировал отец. Рассказывал о режиме дня, о правильном питании. Говорил, что это поможет стать большим футболистом. В детстве мой распорядок был таким: тренировка – обед – школа – игры с друзьями – сон. Иногда вместо игр была вторая тренировка. Когда исполнилось 18, меня перестали контролировать. Но я не слетел с катушек. Никаких дискотек и алкоголя в жизни не появилось. Я продолжил идти к своей цели.

К отцу Артур прислушивался не только потому, что на Кавказе это традиция, но и потому, что Гегам Едигарян играл в футбол. Вообще, в роду динамовского хавбека все мужчины – футболисты. Дедушка Феликс Веранян известен всей Армении как нападающий ереванского «Спартака». Дядя Эдуард Веранян выступал за «Арарат», отец играл в первой союзной лиге. Поэтому нет ничего удивительного, что Артур и младший брат Артак пошли по стопам предков.

– Дедушка был известным футболистом, – вспоминает семью динамовец. – В Армении его почитают. Но я никогда не выпячивал, что внук большого игрока. И не старался выехать на его имени. У меня другая философия. Я понимал, что если буду играть хорошо, то меня заметят и без этого. Надо просто хорошо тренироваться. Если ты слаб, то родственники тебе не помогут пробиться. В Армении есть Хорен Оганесян. Его сын занимался футболом. Вроде неплохо начинал, но в какой-то момент попытался выплыть на спине отца. И все – не играет толком сейчас.

В детстве и юности приходил домой после матчей и попадал под перекрестный огонь. Папа спрашивает и дает советы. Дедушка спрашивает и дает советы. Брат подсказывает и тоже советует. Если дядя был дома, то и он подключался. Сейчас советует жена. Гаяне уже понимает футбол и иногда от нее можно услышать: «А вот в том моменте надо было пробить» :). Но лучше всех разбирается в футболе мама. Ее же всю жизнь окружали футболисты: папа, брат, муж, двое сыновей.

Когда братья решили стать футболистами, мама не противилась (попробовал бы с такими родственниками).

– Она, наоборот, была рада, – улыбается Артур. – Папа, кстати, еще больше обрадовался, когда я подошел к нему и сказал: «Я тоже хочу в футбол играть, как ты».

Интересно, что Едигарян-старший никогда не был доволен игрой сына. И очень редко хвалил мальчика. Чтобы тот не расслаблялся. Воспитывал характер. Детство у будущего футболиста было перестроечным. Когда Артуру было четыре года, развалился СССР. Армении, как и любой другой союзной республике, было несладко.

– Не надо думать, что раз все в семье футболисты, то я купался в роскоши. Футболисты тогда жили, как и все. Дедушка и папа по городу передвигались на общественном транспорте. Машины не было. По уровню жизни в 90-е все было очень плохо. Хотя я не помню, чтобы голодал. Но хорошо помню условия для тренировок в школе «Пюника». Это отражает происходившее тогда в стране. К примеру, я занимался на песке с камешками. Мы его называли гаревый щебень. Он был красного цвета. Школа не имела своего душа. Приходилось после тренировок грязным и потным ехать домой. Я слышал, что в Беларуси дети занимались на асфальте. Такая дикость была и у нас. Трава встречалась реже. Да и это был скорее огород, чем футбольное поле. Сейчас все совсем иначе. Клубные школы упакованы по последнему слову. Для детей созданы все условия, чтобы вырасти в хороших футболистов.

Как и многие мальчики, в 90-х Артур любил московский «Спартак», шумевший в еврокубках.

– Там играли крутые парни: Тихонов, Цымбаларь, Аленичев, Титов, – загибает пальцы полузащитник. – Мне очень нравился их футбол – короткий пас, стеночки, комбинации. Но когда результаты пошли на убыль, к россиянам охладел. Не знаю, может, вырос.

Теперь самый любимый клуб легионера «Манчестер Юнайтед».

– Глядя на игру «красных дьяволов», поставил себе цель – поиграть в Англии. Мне по душе английский футбол. Там же все есть – скорость, самоотдача, страсть! Последнее место может обыграть первое. Я мечтаю играть в Англии и, надеюсь, когда-нибудь получится. Причем не важно – Премьер-лига это будет или Чемпионшип. Второй дивизион тоже очень крут. Я не считаю, что выступать не в высшем дивизионе ниже моего достоинства. И не понимаю многих игроков, которые не хотят там играть. Возьми вторую Бундеслигу. Она в несколько раз сильнее белорусской «вышки». Почему не играть там, если есть предложения? Это же трамплин. Д2 смотрит вся Германия. Здорово себя показал – тебя заприметили.

В 2006-м Едигарян все еще был в «Пюнике». Как раз готовился к дебюту за «фениксов» вместе со своим другом хавбеком дортмундской «Боруссии» Генрихом Мхитаряном.

– Мы постоянно общаемся. После матчей созваниваемся и обсуждаем. Да, он смотрит игры «Динамо»! В Армении Мхитаряна любят и уважают. Он очень простой человек. Не выпячивает того, что многого достиг. Это здорово. Второй такой, кого любят всей страной, – Роман Березовский. Нет, он не робот, хоть и играет очень давно. Просто держит себя в форме. Ему сорок, но сказал, что будет играть за страну, пока сможет.

Если место ветерана в сборной незыблемо, то динамовца иногда не вызывают. Сейчас как раз такой случай.

– Все нормально. Видимо, тренер посчитал, что я недостаточно готов. Но когда вызовут, поеду с удовольствием. Сборная – это моя жизнь! Любой армянин выходит на поле, борется за победу для страны и народа.

С «Пюником» пара центральных хавов выиграла все, что можно: четыре чемпионства кряду, Кубок Армении, два Суперкубка. Но в 2009-м пути-дорожки друзей разошлись. Мхитарян укатил в донецкий «Металлург», а Едигарян на полтора года махнул в иранский ПАС.

– Варианта было два: оставаться или идти вперед. Выбрал второе. Не улыбайся. Иранский чемпионат входит в топ-3 в Азии. А ПАС – один из двух клубов Ирана, бравший азиатскую Лигу чемпионов. Да и чемпионат очень сильный. Игроки отменно готовы физически. Бегать надо все 90 минут. Борьба идет каждую секунду. Потерял концентрацию – проиграл. Болельщики там еще классные! Вот тебе история. Мы боролись за выживание. В последнем туре нас устраивала ничья. Матч складывался неудачно. К 90-й минуте мы проигрывали 0:1. Но на 92-й сравняли! Как будто чудо случилось! Болельщики плакали от счастья. Игроки плакали. Тренеры плакали. В общем, все плакали.

Кстати, на стадион в Иране разрешено ходить только мужчинам. Даже жены легионеров не имели права посещать игры. Поэтому моя жена полтора года не видела, как я играю. А по улицам женщинам можно ходить только в парандже. Страна, конечно, специфическая – кафешек нет. После игр не расслабишься, не отдохнешь. Но я привык. Приходил домой, готовил себе кушать и спал. Почти никуда не ходил. В Иране очень сложные законы. Мне рассказывали, что еще совсем недавно там могли на центральной площади устраивать публичные казни. Ворам отрубали руки, к примеру, или вешали тех, кто провинился посерьезней.

Выступая за ПАС, полузащитник не только проникся другой культурой, но и, чего уж скрывать, хорошо заработал.

– Заработки в Иране в несколько раз выше, чем в Армении. Система выплаты по контракту там интересная. 40 процентов от суммы давали при подписании, 30 – в середине срока. Остальное перед отъездом.

Едигарян не считает время, проведенное в Иране, потерянным. По мнению, полузащитника, это дало толчок карьере. После ПАСа он поиграл в «Химках», «Говерле» и «Кайрате».

– «Кайрат» – это бренд! За «паровозов» я отыграл два прекрасных года. Мы дважды взяли третье место и выиграли Кубок. Для меня это был первый трофей, выигранный вне Армении. И тем он ценен. Еще у нас был классный коллектив. После каждого матча собирались в ресторане вместе с женами и подругами. Обсуждали футбол, жизнь. Настоящая семья. Поэтому и были успехи. В «Динамо» тоже очень хороший коллектив. Наш капитан – Серега Политевич – тоже собирает команду.

Мало кто знает, что справки о полузащитнике в Казахстане наводил лично Юрий Чиж. Бизнесмен летал в Алма-Аты и разговаривал с боссом клуба Кайратом Боранбаевым. Бизнесмены – давние друзья.

– Кайрат Советаевич говорил, что Юрий Чиж к нему летал, и что они говорили обо мне. Было приятно. Боранбаев – хороший человек. Футбольный. Он все делал для клуба, чтобы тот стал чемпионом. И у нас никогда не было никаких проблем. То же самое делает Юрий Саныч в «Динамо». И я рад переходу. Минчане – команда с большими задачами. Да, у нас был плохой старт. Не получалось забивать первыми, начиналась нервозность. Но сейчас дела наладились (интервью состоялось до поражения от брестского «Динамо» – Tribuna.com).

Тем не менее, вешать всех собак на бывшего тренера Едигарян не спешит.

– С Душаном Угриным работалось нормально. Я всегда придерживаюсь принципа, что надо не думать – плохой тренер или хороший, надо тренироваться. Выполнять все, что он говорит. Выходить на поле и играть. Не надо лишних мыслей. Не ставят в состав? Доказывай на тренировках, что ты сильнее и лучше!

«Минск очень спокойный, чистый и красивый город». Именно так три представителя армянской диаспоры описали Едигаряну белорусскую столицу.

– Все армяне должны собираться вместе. Когда мы вместе, мы побеждаем. Такой у нас девиз. И в каждой стране есть армянская церковь и армянская диаспора. В Минске пока церкви нет, но вроде как собираются строить. Диаспора тоже не самая многочисленная – около 50 человек. Люди собираются каждое воскресенье, разговаривают, играют в различные игры: мафию, монополию. Это здорово. Я знаю, что мне всегда помогут. Я только прилетел, а со мной уже познакомились. Показали Минск, поинтересовались, нужна ли помощь. В итоге нашли квартиру в центре, а дочку устроили в частную армянскую школу. Что говорили о людях? «Спокойный»–это в большей степени к ним и относилось. Мы же кавказцы. Горячая кровь. Мы любим быть на первом месте всегда и во всем. Если этого не случилось, армянин может ругаться, а вы спокойно на это отреагируете. Вот главное различие.

За час беседы сложилось впечатление, что о футболе Артур говорит более охотно, чем на любые другие темы. Впрочем, не всегда. К примеру, на выходном о любимой игре он старается не вспоминать.

– Футбольные вопросы пресекаю сразу: «Мы сегодня отдыхаем». Я выбрался на дачу. Рядом семья, дети. Я хочу провести это время с ними, не отвлекаясь. Один день можно. Также стараюсь не думать о футболе в отпуске. Не играю в него и не смотрю. Это психология.

Как и многие футболисты, отдыхает Едигарян там, где тепло.

– Люблю море и песок. Полежать, поплескаться в водичке. Главное, чтобы было спокойное место. Без особого движения. Я обожаю жару. Любимая одежда – шорты.

По столу распространяется вибрация от телефона легионера. На дисплее высвечивается фотография жены. Видимо, семья заждалась папу. Общаясь с супругой, Артур взглядом спрашивает: «Закончили?» – «Да». Положив трубку, армянин спешно поднимается со своего места, говорит, что закроет счет, и быстрым шагом направляется к выходу.

Каментарыi

Для таго, каб пакінуць каментар, неабходна аўтарызавацца на сайце